среда, 28 декабря 2016 г.

Пчелка, сладость, Новый Год

Новый Год пережить - это вам не хухры-мухры. Тут нужна сила воли, крепость нервов, бездонность кошелька, уйма фантазии и железные внутренности, способные перемолоть и переварить все те тонны сладостей, которые самым хитрым образом пробираются в дом, обходя блок-посты, на которых дежурят бабушки с наколотыми на вилки котлетками )
С папиной работы, с маминой работы, из школы, от друзей и подруг... Есть не переесть.
Тут уж речь не о том, чтобы аппетит сохранить. Выстояли бы зубы.
Я уже две недели борюсь с засилием конфет. Но до сегодняшнего вечера они меня побеждали. Однако в конфетных боях случился неожиданный переломный момент.
Шли мы с Катей с урока рисования. Вроде как прямо домой. Но занесло нас по пути в маленький магазинчик прессы (вот чем хороши магазины на первых этажах домов - так это своей шаговой доступностью и непредсказуемостью ассортимента). Хотели купить новый выпуск простых уроков рисования. Вместо этого принесли домой журнал бумажных поделок (очень похожий на альбомы Комон). А там на первой странице — вот ведь какая удача — пчела-конфетница!
Под эту марку Катя даже йогурт безропотно съела. Раньше, чем конфету. И это подвиг, уж поверьте мне!
Дальше мы разобрали журнал (это лучше делать родителям, потому что железные скобы могут глубоко поранить самые ловкие пальцы). И Катя стала вырезать.

Тельце, крылья, обертка стакана. И быстро, и весело.



Дальше надо было клеем как следует промазать и сложить детальки пополам как можно более ровно.
Обернуть полосатой лентой пустой йогуртовый стакан и приклеить к нему пчелу и крылья.
Получаса не прошло - а на подлокотнике дивана примостилась вот такая милашка. Ее основное достоинство - больше трех конфет в брюшке не принесет )
А когда они будут схомячены, можно сделать вот так до следующего дня с чистой совестью.

Если у кого-то в семье подрастает такой же конфетный термит, можете даже не тянуть с такой поделкой до покупки журнала, а нарисовать мордашку посимпатичнее и вперед.
А мы - вперед в декабрьскую детскую галерею ))))))




Раз иголка, два иголка...

Что бывает, когда в доме дети, каникулы и неотвратимо настигающий Новый год? — правильно, праздник!
А что бывает, когда дети на каникулах начинают болеть, мама и папа усиленно закрывают год на работе, а бабушка уже не так молода и вынослива? Правильно - суровые будни!
Зима за окнами в дожде, Катя - в кашле и ярости от того, что покататься на санках с горы за весь декабрь свезло лишь однажды. Мы - в работе. Бабули - в переживаниях о кашле, мающемся ребенке и неотвратимых новогодних праздниках.
Елка наряжена. Гирлянды и мишура - повешены. Даже Деда М. уже прилип красным силиконовым пузом к оконному стеклу. А силушка богатырская и тяга к приключениям все не уменьшаются...
Тут-то самое время по сусекам поскрести и из ничего придумать занятие на весь день, а то и на вечер.
"Ничего" нашлось дня три назад в кухонном шкафу. Все те же пакетики фольги из-под детской каши. Из которых мы в прошлом году лепили звезды. За прошедший год Катя любить их меньше не стала. А я все так же собирала пачки для макулатуры и чего-нибудь еще.
Уходя на работу дала задание. Взять стакан, нарисовать кружков и вырезать столько, на сколько сил хватит.

Оказалось, что этих самых сил кое-кому было не занимать. Когда мать пришла с работы, штук сто серебристых кругляшей ее (т.е. меня) уже дожидались. (Думаю, бабуле даже чаю выпить не спеша удалось).
Как же было не похвастаться ловкостью рук и плавностью форм? Так родилось еще штук двадцать кружочков.
По традиции время для веселья оставили. У нас же не рабовладельческий строй как-никак, чтобы кроить эти кругляши от рассвета до заката. Катя веселилась, а я развивала мелкую моторику. Она же по слухам весьма благотворно на работу мозга влияет ))) Так с чего бы момент упускать?

Потом мы нашли рекламные проспекты (крупных гиперов в округе полно, так что в этом недостатка никогда не испытывается), накромсали разноцветных кружков, пришпилили их степлером к серебристым и стали думать, что делать дальше. Сначала хотели достать швейную машинку и гирлянду настрочить. Но куда уже строчить, когда время такое позднее. Соседи же не виноваты, что у нас творческий порыв. Поэтому просто выбрали стену и давай ее украшать. Без какой-нибудь четкой цели.



И у Кати как-то сама собой идея про елку родилась.
Два дня она у стенки провела. То скотч на полоски нарезала, то кружочки к стене лепила (оторвать бы теперь без угрозы ремонта). Кое в чем мы, конечно, просчитались, В форме этой самой елки. Надо было или контур сначала нарисовать (но обоев как-то немножко жалко), или хотя бы наметить его малярной лентой. Да и кружочки можно было по диаметру разными сделать. Но это уже из поговорки про прикуп.


До шедевра, знамо дело, далеко. Но нам всем понравилось. Стена тоже не против. И бабушка немного меньше думала, чем мающегося ребенка занять.
А мне подумалось - вдруг у кого-то дома прямо сейчас есть маленький шебутной ребенок, большой страх, что он завалит елку, и совсем не новогоднее настроение? Так самое время успеть налепить в безопасном месте что-то похожее )
Поэтому я пойду в детскую галерею декабря
Ну а вы еще успеете пойти поискать что-то такое же бесполезное и ненужное, из чего может получиться много-много минут хорошего настроение )
И помните — Новый год к нам мчится!!!!!!!!!! )))




понедельник, 19 декабря 2016 г.

Делай что должен и будь что будет. "BABY FEST 2016"

- Мама, ну зачем я туда поеду? Я не знаю там никого и ничего. Ни единой зацепочки.... Мне страшно....
- Не бойся. Я буду рядом. И Тетя Женя будет рядом. 
- А зачем она меня записала?
- Потому что верит в тебя. 
- Как ты?
- Как я. Или даже больше.

 Пятница. Вечер. Глубокий вечер. Я должна быть дома в 6 часов. Но прихожу только в 8. Вернее, прибегаю.  Времени хватает только в душ забежать. Хорошо что рюкзаки собраны нашим папой.
Мы доезжаем от дома до вокзала за 19 минут. С заездом в гипер. Потому что надо купить еды в дорогу.
Поезд, таскающийся по всем закоулкам целую ночь. Полный вагон детей. Верхние полки. Двое молоденьких девочек-тренеров. Один парень. И, кажется, трое родителей.
Приезжаем в 6 утра. Две пересадки на метро. Как ни странно, но полный троллейбус. Я не знаю, куда мы едем. Тренер сказала везти Катю и я везу. Как тут без полного доверия?
На здании, к которому пришли, написано, что это - республиканский центр туризма и краеведения. Ну, хорошо. Пусть будет так.
Поднимаемся на третий этаж. Большая комната. 8 кроватей. Рядом для нас есть еще одна. Все падают спать дальше. Нет, не все. Двое наших тренеров, Света и Женя, обживаются, кипятят чайник, раскладывают еду. Я шатаюсь как медведь в поисках таблеток. Жутко болит голова. Всю ночь вдвоем с Катей на верхней полке, потому что на моей лежит Настя. Ее надо забрать от туалета, шмыгающих целую ночь туда-сюда курильщиков. Вот мы и забрали. Скрюченная поза замкнула шею. Шея замкнула голову. А свою аптечку я впопыхах оставила дома.
Чья-то мама дает цитрамон. Мне он как слону дробина. Но я очень благодарна и за это. Ложусь рядом с Катей. Проваливаюсь в сон.
9 утра. Женя (Евгения Александровна, если что) тихонько будит меня. Я нахожу врача, выпрашиваю пару таблеток. Поднимаю Катю. Девочки уже за столом.



Катя сонная. Грызет сосиску (ну, хоть что-то, мне не до споров на чужой территории). Ваня играет с Лего. Девочки бродят кто где.
Женя торопит. У Кати все начинается в 10 утра. А нужно еще хоть одним глазом глянуть трассы.




Трассы - разные. Всего 11. Две простые. Остальные такие, что моя душа сразу уносится в рай.


Женя крепко берет Катю за руку. И сразу словно отсекает от всего. Они остаются только вдвоем в целом мире. Две хрупкие девочки и трассы, уходящие в неизвестность. Женя проводит перед каждой. И тихо говорит-говорит-говорит. Я бесшумно иду следом. Просто фотографирую, когда мне кажется, что не сильно им мешаю.
Пока они дошли до конца, зал заполнился людьми. Дети, родители, тренеры. Шум. Нервы. Соперничество. Ярость.



Женя снова уводит Катю. В коридор. Просто греет. Или не просто. Не важно. Они снова только вдвоем. Катя не слышит шума, не видит толпы.

Отстегиваем карабин. Здесь свои карабины. Женя - улыбается. У Кати тоже начинает включаться лампочка.
Первые две - легкие. С одной стороны. Но с другой — тяжелые от того, что незнакомые. Катя их проходит.
Срывается с третьей. Бонус взят. Но том не сделан.
Женя уводит ее на те, которые без страховки. Это очень тяжело. Потому что на страховку можно опереться и хоть немного почувствовать себя защищенным.
Катя берет бонусы. Но снова не доходит до топов по нескольку зацепов. Пытается. Не доходит опять.
Я начинаю слышать, как резко разговаривают с детьми другие тренеры. И понимаю, что если такое услышит Катя  - все закончится. Просто сойдет с трассы и выйдет за дверь.
Но Женя не выпускает ее ни на секунду. Держит за руку. Обнимает. Показывает, как проходят другие дети. Все говорит-говорит-говорит тихонечко в самое сердце.
Вокруг слишком много крика. Давай-давай. Ты сможешь. Давай-давай.
Женя не кричит. Одела улыбку. Ждет Катю внизу. Только кусает губы.
Я чувствую себя вараном. Только вместо одного глаза - фотоаппарат, который снимает Катю. Своими смотрю на женю.
Краем уха слышу, как меня тормошит чья-то мама. Сколько набрали. Что прошли.
Не знаю. Мне все равно. Сколько прошли, как прошли, так оно и будет.
Вижу, что моему котенку уже тяжело. Напрягаются икры. Лезет медленно. Аккуратно. Старается беречь силы. Выверяет движения. Нет хаотичного хватания за все подряд. Нет этого домашнего быстрее-быстрее до верха.
Они проходят все. Маленькая девочка и большая девочка.
У маленькой после последней трассы, на которую уже не было сил, горят руки.
У большой искусаны губы. Но мне как-то стыдно их сфотографировать.
Мой уставший котик с лицом, обсыпанным магнезией. Она смотрит на трассы и кажется не понимает, что уже все.
Сама сдает карточку. Получает конфетку.
На коридоре Саша разминает следующих детей. Их вот-вот позовут в зал.


Самая дальняя хрупкая девочка в розовой обвязке и зеленых скальниках - Даша. Которая тоже без ума от пути прямо к небу. Видно, что так же потихоньку погружается в себя.
Катя садится рядом. Мне кажется, что она уже ошалела от всего, что происходит вокруг.
Мы поднимаемся наверх, в комнату. Но она не может там усидеть. Выходим на коридор. Катя залезает на подоконник. Я в это время вообще не понимаю, как она в состоянии шевелиться. 11 трасс. некоторые не по одному разу. 1 час 15 минут почти непрерывного движения вверх. И взобраться на подоконник...

Спускаемся в зал. Там шум, толпа и облако магнезии. Катя не видит девочек и начинает нервничать. А потом находит замечательную точку обзора. И сидит там следующие полчаса. Пока руки и ноги не начинают бунтовать.
Мы поднимаемся в комнату. Я вижу, что в фотоаппарате разрядилась батарейка.
Решаем одеться и просто сходить в магазин. Или погулять. Или сделать еще что-нибудь.
Выходим на крыльцо.
Я слышу звонок. Женя спрашивает, куда мы делись.
Возвращаемся в холл. Там какая-то женщина подходит к Кате и просит расписаться в ведомости. За значок, думаю я. Бухгалтерское прошлое не дает воспринимать мир спокойно.
Женя улыбается.
Нас строят полукругом. И говорят, что объявят победителей.
Девочка. Еще одна девочка.
Высоцкая Катя.
Мой котенок улыбается до ушей и смело карабкается на первое место. Женя улыбается до ушей и снимает все на телефон.
Я? Я пытаюсь размазать слезы, чтобы не пугать своих котяток.
И не понимаю, почему Катя стоит там одна. Потому что без Жени не было бы никакой победы.
После награждения Женя идет в зал. У нее еще два захода с нашими девочками.
Мы идем в магазин. У нас один заход. Но мы дотащили торт, конфеты и мандарины.
Вечером на пьедестал становится Даша. Так и должно быть. Даша тоже достойна встать там. Женя снова улыбается и снимает на телефон.
А потом мы бежим изо всех сил, чтобы успеть на поезд.
Три часа. Три неугомонных часа с неугомонными мелкими, которых этот день не смог утомить.
Дома первым делом заряжаем батарейку к фотоаппарату.


Завтра будут рамочка, чай и разговоры про то, что в мае мы едем на сборы на скалы. Разговоры о том, что мне надо выдержать минимум 3 дня в палатке. Разговоры о том, какое чудо случается, если просто делать то, что нравится твоему сердцу и от чего поет твоя душа.
А послезавтра будут новые трассы, тренировки и стертые ладошки.
Но вкус счастья на губах останется навсегда.

Я хочу разделить эту победу с людьми, ставшими близкими.
Детская галерея декабря