четверг, 24 декабря 2015 г.

Триктотажные мысли



Вчера вечером, закончив работу пораньше в часть предпраздничного дня, по пути домой я зашла в маленький, неприметный магазинчик Облпотребсоюза.. (Читатели, живущие в Беларуси, наверняка поймут, о каких магазинах речь,  для остальных же скажу, что это – торговая сеть, в которой ассортимент на 95% состоит из товаров, произведенных в нашей стране. Она начисто лишена модного блеска, до потолка завалена продукцией беллегпрома и укомплектована самыми неспешными из всех продавцов).
В магазине было немноголюдно. Я, пара бабулек, терзающих продавца одного из отделов на предмет результативности белорусских отбеливателей (тюль же нужно перед праздником постирать), да молодая мама с коляской, в которой мирно сопит младенец.
Если совсем откровенно, то я люблю такие места. Нет толчеи. Тебя не оглушает реклама. Ты не поддаешься на провокацию «волшебных»  скидочных ценников. И почти всегда находишь нужные вещи.
Просматривая детские одежки и прикидывая, что из них можно приобрести в подарок двум чудесным принцессам, которые совсем скоро приедут к нам в гости из Ярославля, я услышала, как продавец вежливо поинтересовалась у мамы с коляской, чем она может ей помочь.  А еще услышала … ехидное фырканье в ответ. Мол, мой ребенок в ЭТОМ ходить не будет. И отдел заполнила гнетущая тишина.
— Знаете, а я с удовольствием порадую дочку нарядами. И себя заодно их стоимостью.
Сказала. Оставила на кассе два джемпера и пошла глянуть носочки, краем глаза отметив, как коляска нерешительно двинулась туда, где недавно стояла я.
Выбрала. Расплатилась. Дошла до остановки и села в автобус. Тут меня воспоминания и накрыли.


Полтора года назад я отправляла в журнал «Супермама» нашего издательства «Толока» вот этот текст.
«Однажды я стала мамой. И если учесть, что от моего рождения до этого события прошло целых 30 лет, то становится ясно, что готова я к нему была на 200%.Труды мэтров детской педагогики и психологии были не только перечитаны, но и законспектированы. А приданное для дочки собиралось по лучшим торговым центрам как минимум трех столиц. Ведь по-другому нельзя. Потому что, имея стабильный доход и перспективы карьерного роста, какая ж я буду мать, если в такие годы не смогу обеспечить свою кровиночку самым лучшим?
Дни шли за днями, и я наслаждалась ими, окунувшись в водоворот материнских хлопот.
Наслаждалась ровно до того момента, пока не прозвенел тоненький тревожный звонок и не закрались в душу первые сомнения. И случилось это не где-нибудь, а на тенистой аллее городского парка. Заметив, что моя лапочка-дочка пол прикрытием коляски умудрилась не только снять с правой ножки дорогущую фирменную пинетку, но и выбросить ее в придорожные кусты, я металась по дорожкам в поисках утерянной обувки и вид, наверное, имела не очень умиротворенный и респектабельный.
За первым ударом не замедлил последовать второй.  Времена прикорма ознаменовались не только выяснением малышкиных предпочтений, но и рядом химических опытов, направленных на выведение разнообразных пятен с предметов ее гардероба.
Надо сказать, в этой борьбе гламура и функциональности детской одежды я продержалась довольно долго. Меня хватило больше, чем на год. Точка была поставлена разодранным в клочья на горке спортивным костюмом известной американской фирмы. Я вдруг поняла, что моя девочка не заслуживает того, чтобы провести свои лучшие детские годы на лавочке, разряженная, словно кукла,  пока самое интересное проходит мимо и случается с кем-то другим.
Поэтому дорогие брендовые вещи были оставлены для торжественных случаев и фотосессий. А для песочниц, гор чернозема во дворе по весне и домика в деревне прекрасно подошла одежда, сшитая нашими белорусскими фирмами.
Вот уже четыре года наша принцесса прекрасно себя чувствует в пижамах от Свитанка, белье от Купалинки и Конте, спортивных костюмах от бобруйского и пинского трикотажа. А я прекрасно чувствую себя от того, что мне не нужно переживать за невыводимые пятна и не поддающиеся починке после встречи с асфальтом и забором брюки. Потому что в самом крайнем случае эти вещи на каждый день легко и просто заменить на такие же. А сэкономленные средства и время с радостью потратить на новые открытия и приключения.»
Текст приняли, отредактировали и даже  напечатали в одном из номеров, прислав мне экземпляр журнала.


А я, проходя по магазином с белорусской одеждой, еще больше утвердилась в мысли, что при наличии желания и определенной настойчивости можно отыскать товары не хуже заграничных.

В декабре 2014 года история получила неожиданное продолжение.
В нашем районе проходил конкурс молодых специалистов  "Своей профессией горжусь".  Помогая с подготовкой к выступлению замечательной девочке Наташе, которая была не только умница, красавица, но и компетентный специалист по коммунальным расчетам, я попала на все выступления. И меня покорил совсем молоденький мальчик Боря, который выбрал профессию … швеи. Поступил в УО «Гомельский государственный профессиональный лицей легкой промышленности» и решил связать свою дальнейшую судьбу с одеждой.
Он был очень обаятелен. Немного стеснялся сцены и такого внимания к себе. Но когда говорил о своей учебе, о будущей профессии и планах на жизнь, то сразу чувствовалась огромная любовь к выбранному делу, и целеустремленность.
Именно в тот день я поняла, что мне уже хорошо так за 30. А еще я поняла, что привычное фырканье, которым все мы грешили в юности (мол, на фабриках наших работают исключительно замшелые старики и старухи, которые в принципе ничего нового не могут создать) изжило себя. Те люди уже давно на пенсии. Работают-то как раз мои ровесники. И возраст их в диапазоне +-10 лет.
Потому-то меняется и качество, и модели.
Но если продолжать вот так фыркать, млеть от заграничных вещей (а большинство из нас почему-то именно млеют, считая особым шиком заказать из-за границы) и игнорировать то, что произведено у себя в стране, то в итоге мы получим большую проблему.
Наши дети, подойдя к тому моменту, когда нужно определяться с дорогой в жизни, просто не захотят заниматься тем, что не востребовано, не интересно никому не смотря на вложенные усилия.
Наши профессионалы благополучно уйдут на пенсию.
Наши заводы и фабрики так же благополучно порастут мхом.
А мы… мы все будем настраивать скайпы и вайберы и ждать, пока сыновья и дочки, в поисках лучшей доли уехавшие работать куда-то далеко, в такую вожделенную, но не такую уж и гостеприимную заграницу, найдут минутку для связи.
Эти грустные мысли подтвердила статья, на которую я наткнулась. Молодой дизайнер фабрики «Пинский трикотаж»  Антон Ярощик говорит почти такими же словами. Он – пример того, во что со временем превратится мальчик Боря, занявший второе место в конкурсе, если ситуация с отношением к нашей легкой промышленности со стороны обычных людей не изменится.
Почему я сегодня пишу все это?
За год кризиса мы почти потеряли Серж. Милавица держится из последних сил. Пинский трикотаж еще в строю, но надолго ли это? Бобруйсктрикотаж никогда не был на слуху, но, тем не менее, делал неплохие вещи для повседневной жизни. Не дорогие (бюджетные, как сейчас модно говорить), ноские, удобные. Славянка, обеспечивающая большую часть потребности в школьной одежде, да и в остальном не совсем уж безнадежная, тоже переживает трудные времена. Конте стал уже не тот… Купалинка, Марк Формель, фабрика 8 марта, которая, кстати, у нас в Гомеле (вещи все еще могут вести себя непредсказуемо, но прогресс в качестве в последние пять лет впечатляет). Наш Свитанок, в чьих ползунах Катя отлично себя чувствовала в первый год жизни. А их линия верхней одежды Артус хоть и стала прилично дороже, все так же мила ее сердцу.
Это те предприятия легкой промышленности, которые я опробовала на себе и своем ребенке. Да, конечно, есть недочеты. Что-то теряет цвет, что-то – форму. Иногда после нескольких стирок поджидает размерный сюрприз. Иногда на изделиях просто дикие этикетки, по которым ничего не понять.
Но вместе с тем – натуральные ткани. Отслеживание модных тенденций. Рабочие места для чьих-то родных и близких. Налоги, перечисляемые в бюджет нашей страны, которые идут, в том числе, на медицину, на образование, на какое-никакое, но культурное развитие. А еще это — перспективы для наших детей. И, что самое главное, эта одежда становится не хуже заграничной, которая есть в нашем гардеробе.
Я не хочу ни к чему призывать. Не хочу ни за что агитировать.
Я хочу перед наступающим годом, который будет не легче, чем уходящий, сказать спасибо тем людям, которые своим трудом, своими руками постарались сделать так, чтобы взрослым и детям в моей семье и в семьях моих друзей было удобно, уютно и красиво в нашей одежде.
Спасибо за то, что в не очень простых условиях, когда фабрики вынуждены экономить на сырье и зарплатах, зачастую даже отправляя людей в отпуска без сохранения заработной платы, они находят в себе силы придумывать новые модели, ответственно относиться к своей работе и создавать на самом деле качественные вещи. Пусть их и не так уж много в ворохе того ширпотреба, который все еще по старинке выпускают в больших количествах.
Спасибо за то, что мне не стыдно пройти по улицам других городов на отдыхе или в поездке в чужой стране, видя, что я одета… не безвкусно и не модно.  За то, что у меня есть возможность сделать подарки своим друзьям с нашим белорусским колоритом. 




Даже если они никогда не прочитают эти слова, все равно СПАСИБО ЗА ИХ ТРУД. От всей души. Вдохновения им, хорошей зарплаты и чтобы эти вещи благодаря своему качеству, функциональности и красоте ценились не ниже известных заграничных брендов.

среда, 23 декабря 2015 г.

Бесснежные забавы

Зима в разгаре, а снега нет. Ни капельки. Только в холодильнике, и то самую малость.
А снеговиков полепить так хочется.
Катя успела. За прошлый месяц у нас случилась одна метель. И сугробы лежали целых полдня. Они с папой успели ворваться в деревню и там душеньку отвели. Привлекли и бабушку, и собаку. И даже гусиков. Гусики, правда, особого восторга не высказали.
Ну а я в тот день работала. Поэтому этой зимой мой снег - в морозильнике.
И времени совсем нет. На работе - хвосты подтяни. Дома - к каждодневным обязанностям уборки всякие генеральные, да забеги за подарками, да еще открытки подписать. Подготовка к школе. Рисование. А еще ж хочется и подурачиться, и пожалеться. Книгу вместе почитать. Мультик снежный посмотреть.
Но душа снеговика так просит... так просит...
Начиталась в интернете рецептов. Как с помощью клея, контура и красок сделать снеговика-наклейку.
Хочу-хочу.
Контур еще остался.
Ну, все же помнят, что у меня оп части рисунков руки - как ноги. И обе - левые. Так что даже не стала время терять. Принтер и раскраски в интернете - мое все.
По дороге домой бидон клея ПВА купила.
Ну, думаю, отведу дочку на рисование, дождусь, пока закончится, вернемся домой и уж как натворим. Главное, чтобы контура хватило.
Дождалась. Стала Кате помогать собираться. И решила на всякий случай у педагога нашего, которая тоже Катя, спросить, не пробовала ли она что-то подобное вытворить. Ну, может, секреты какие в этом деле есть, которые только с практикой и понимаешь.
Педагог Катя посмотрела на меня испуганно. Так контур же дорого стоит, говорит. Вот в моем замечательном детстве наша учительница брала мелкий песочек, смешивала его с клеем и краской, заполняла шприц и мы выдавливали.
А нужно сказать, что у Кати было замечательное детство. Она младше меня лет на 10 точно. Родилась в деревне. И не смотря на то, что сейчас живет в городе, то время вспоминает с огромной теплотой.
У тамошних педагогов не было суперсредств, стоящих нереальные деньги, которые профессиональные маркетологи уговаривали купить прямо сейчас. Они брали то, что под рукой, придумывали всякие замечательные вещи и дарили детям тепло.
Это так, предыстория.
Песка у меня не было. Но была манная крупа, в которой живность поселилась. Я ее оставляла до того момента, как в деревню на выходных пойдем. Чтобы сварить собаке кашу. Ему живность не помеха. Даже наваристее.
по дороге домой зашли мы с дочкой в аптеку. За смешные деньги обзавелись двумя огроменными шприцами по 20 мл. Выглядят они устрашающе.


Дома в плошку насыпали крупу. Постепенно добавляя водичку, размешали до однородной консистенции. Получилось почти тесто. Не жидкое, не густое. Как сметана 25% жирности.
Хлопнули туда ложки 3-4 чайные клея. Кстати, клей из строительного магазина намного лучше клея канцелярского, разведенного нещадно и залитого в тюбики. Такой густой, что поход на взбитые сливки.

Еще раз размешали.
Добавили краски. У нас - сонетовская гуашь. Но, думаю, подойдет любая.
Я взяла листок со снеговиком и запихнула его в обычный пакет для пищевых продуктов. Только белый. Достали мы нашу боевую табуретку, на которой места живого уже нет. (это для того, чтоб вокруг рисунка ходить можно было, ни за что не цепляясь). Стали выдавливать.
Большой шприц детским рукам держать и одновременно давить тяжело. Поэтому первого снеговика я давила, а Катя водила. Со вторым мы поменялись.



Время на все ушло полчаса. Оставили сохнуть до завтра. Но дочке уже сейчас понравились и процесс, и результат.
Думаю, еще чуть потренируемся и будет вообще отлично.
Только главное - не забыть сразу же вымыть посуду и кисти. А то будет очень невесело потом от них манку отдирать.

А еще я попробую разместить наших снеговиков на конкурсе Новогодние поделки своими руками в Блог "Развивашка", спонсором которого является издательство  Альпина Паблишер.
Там - тепло и уютно. Отличная кампания. И рады любым творческим идеям - от самых сложных до самых простых.

P.S. Ночь наши снеговики пережили. Смесь засохла и стала не такой выпуклой и блестящей. Видны крупинки манки, если присмотреться. Отковыривать не пробовала. Но, думаю, на каком-нибудь мы выясним, получится ли отлепить контур от пакета. Если не получится - следующие сделаем на фольге для запекания. Она - плотнее.
Еще у нас появился зеленый снеговик. Пока я набирала пост, пришедший с работы папа сделал с ребенком очередного милашку из смешанных остатков. Сразу видна твердая мужская рука. Контур не такой "дрожащий", как у нас.





воскресенье, 20 декабря 2015 г.

Игрушечная сказка

Всем ёлкам и шишкам,
Всем кошкам и мышкам,
А также девчонкам всем и мальчишкам
ПОСВЯЩАЕТСЯ!



Случилась эта история как раз под Новый Год. А дело было вот как.
За высокими горами, за широкой рекой на краю заливного луга стояла деревянная избушка. Ни много, ни мало, а в два этажа, с прохладным погребом и большой застекленной верандой.
Жили в этой избушке дед да баба. На первый взгляд может показаться, что скучно жили, на самом краю цивилизации, родными детьми позабытые-позаброшенные. Но на самом деле все было не так. Помимо прочих благ технического прогресса в домике нашлось место и компьютеру, и  смартфону, и вай-фаю и 3G-модемом. Дед любил читать мировые новости, а бабка даже страничку в инстаграме вела. Одним словом, это был вполне приличный домик с очень продвинутыми стариками.
Но, не смотря на все новомодные штучки, каждую зиму примерно в середине декабря  дед вносил в дом елку, которая подрастала в большой кадушке у калитки, бабка доставала огромную коробку игрушек, которые еще ее бабка собирала, и начинали они с нетерпением ждать внуков. Чтобы нарядить зеленую красавицу всей дружной семьей, которая приезжала в родной дом, порадоваться праздникам и хорошему настроению, да загадать исполнение самого главного желания в наступающем году, раскрутив на тонкой веревочке вокруг своей оси хрустальную шишечку.

Эта зима не должна была стать исключением. Внуки и внучки уже собрали в дорогу своих родителей и нетерпеливо подпрыгивали на сиденьях машин, едва отъехав от дома. Елка в кадушке оттаяла возле теплой печки  наполнила весь дом густым смолистым ароматом. Коробка с игрушками стояла на столе. А дед и баба отсыпались под пуховым одеялом на неделю вперед, зная, что в ближайшее время тишина и покой переселятся из этой избушки к медведю в берлогу.
Но ровно в полночь 30 декабря все пошло не так, как обычно.
Ничего бы и не случилось, если бы маленькая мышка не осмелела от того, что бабкин кот раздобрел и стал неповоротлив. Ничего бы не случилось, если бы несколькими часами раньше дед не уронил нечаянно за лавку ломтик сыра и не забыл его поднять, Можно много говорить про самые разные «если», но что теперь толку.
Итак, вернемся к нашей сказке.
Ровно в полночь, 30 декабря, старые часы с кукушкой решили пойти на рекорд и сделать то, что не делали уже многие годы. Они заскрипели, затрещали и из последних сил стукнули маленьким молоточком по кукушкиному хвосту, заставив ее начать отсчитывать полночь. Изрядно постаревшая птичка не ожидала такого напора, и поэтому первое «ку-ку» получилось даже звонче, чем в дни ее молодости.
Маленькая мышка, забравшись на стол, решила срезать путь и махнуть прямо по огромной коробке. К моменту первого "ку-ку" она ее почти перебежала.. Но с перепугу ее бедненький тоненький хвостик совершил ту же роковую ошибку, что и хвост мышиной прародительницы, кокнувший на нервной почве не что-нибудь, а самое настоящее золотое куриное яйцо. Он дернулся и нечаянно зацепился за ушко игрушечной шишки. А мышка подумала, что ее настигли острые когти скорого на расправу Кота Фея. Подскочила и понеслась по направлению к норке что было сил. Стоит ли рассказывать о том, как быстро и на сколько малюсеньких кусочков разлетелась игрушечная шишка, не пережив эту бешеную скачку? Да еще разбудив при этом кота.
- Ах ты, Мыша… Ах ты, Шуша… что ж ты натворила…. — ехидно промурлыкал он, прикидывая, не пострадает ли его авторитет, если погоню за Мышой перенести хотя бы на утро. Уж больно теплая была печь. И очень мягкой оказалась его подушка, лежавшая на лавке.
Решив, что время терпит, а свидетелей его лени не так уж много, Фей потянулся и продолжил томным кошачьим голосом:
— И надо же было тебе, Мыша, расколотить не просто шишку, а шишку волшебную… Ведь вся семья каждую новогоднюю ночь держала ее в руках и по очереди загадывала желания. А шишка их потом потихоньку выполняла. Вот едут они сейчас к бабке с дедом и даже не догадываются, как ты, Шиша, расстаралась им праздник подпортить. Как сделала на праздник вместо шишки натуральный шиш. И даже без масла.
На этом месте кот прервался, важно облизал обе передние лапы и еще помыл ими за ушами, наблюдая исподтишка за Мышой. Он знал, что ничего не приводит в такой трепет, как вовремя сделанная пауза.
И точно. Мыша Шиша оцепенела, застыла, словно ледяная скульптура и в испуге вытаращила свои глазенки-бусинки.
— А потом, после того, как все разъедутся, — с явным удовольствием продолжил Фей, дед с горя спустится в подпол и расставит там тысячу мышеловок. Со свежайшим, ароматнейшим сыром. И даже если у тебя хватит силы воли противостоять искушению (в чем лично я сильно сомневаюсь), твой нервный, неуправляемый хвост все равно подведет тебя в самый неподходящий момент, зацепившись за спусковой крючок точно так же, как за ушко этой разбившейся шишки. И тогда мне придется сделать над собой героическое усилие и почтить твою память троекратным вставанием. Что, сама понимаешь, радости моим натруженным лапам не добавит.
Мышь сначала побелела, потом посерела, а потом – задрожала от страха. Перспектива была не только ясна, но и ужасна. С этой разбитой шишкой нужно было срочно что-то делать. Знать бы, что… Пару раз глубоко вздохнув и один раз нервно пискнув, Мыша приняла единственно верное решение.
— Ты знаешь, Фей, моя судьба, конечно, будет печальна, — горестно вздохнула она. — но и твоей не позавидуешь. Я ведь – единственная мышь, живущая в этом доме. Да что там, в доме – на тысячу миль вокруг. И если не станет меня — что за радость будет бабе с дедом держать здесь тебя? С кем ты будешь бороться, кого будешь гонять, если меня уже не будет? Думаешь, баба продолжит откармливать тебя свежайшими сливками и вкуснейшей вяленой колбасой? Надеешься, что дед все так же станет оставлять для тебя самый теплый угол на печи? Нет, милый Фей. Как бы не так. Без меня ты мгновенно превратишься в старого, обнаглевшего и совершенно бесполезного кота, к тому же с тяжелым характером.
Фей был ленив. Этого не отнять. Но глуп он не был.
— Да тише ты! — шикнул он на Мышу. — Ишь как разошлась. Хватит пищать. Беги в палисадник, там растет какая-то чудная елка. Тащи сюда ее шишки. Что-нибудь придумаем. А я пока осколки хвостом смету. Главное в нашем деле  — что? Главное – правильно распорядиться уликами.
Мыша сбросила с себя оцепенение и опрометью понеслась на улицу. Так торопилась, что чуть половину шубы на дверях не оставила. Выскочила на крыльцо, перемахнула через сугроб и из последних сил рванула к виднеющимся в темноте деревьям, быстро-быстро перебирая своими коротенькими лапками. И тянулась за ней неровная цепочка следов.
— Ёлка, а ёлка, — потянула Мыша за зеленую лапу, добежав до дерева, — спаси меня, подари свою шишку. А то мне без нее чистая погибель. Мой хвост зацепился за бабкину, волшебную,  и расколотил ее о стол на осколочки. Если новую не принесу — будет эта ночь моей последней.
Зашумело дерево, заколыхалось. Даже снег с него осыпался.
— Смешная ты, Мыша Шуша — прошелестело оно. — Шишек-то я тебе дам, только это тебя не спасет. Не помогут тебе мои шишки, слишком они мелкие. Потому что я – не елка, а всего лишь туя. Если не веришь — залезай на меня. Сама убедишься!

Подпрыгнула Мыша, уцепилась за тонкие веточки, добралась до их края. И правда – не те шишки. Маленькие, коротенькие. На бубенчики похожие. С разбитой ничего общего не имеют.
Испугалась она пуще прежнего. А уж расстроилась как. Хвост затрясся, лапы задрожали. Чуть  доплелась до крыльца обратно. А время-то идет.
Кот, к ее возвращению убравший осколки, тоже занервничал. Чем больше он думал над словами Мыши, тем неспокойнее становилось на его котовьей душе. Вдруг права окажется хвостатая? Как ему без привычных привилегий на старости прожить?
Собрались они вдвоем за столом, стали думу думать. Что бы такое предпринять, чтоб и шишки — целы, и они — сыты, и семья — счастлива.
— В лес надо бежать — решил Фей после размышлений. — В лесу деревьев много. Уж как-нибудь хоть одна ёлка, да отыщется на наше счастье. Там мы эти шишки тепленькими и возьмем. Много наберем. Про запас даже. А то с твоего хвоста станется.
— Лес далеко…. — с сомнением проговорила Мыша. — не добежать мне. Лапы слишком малы и коротки. Тут до палисадника, и то чуть добралась по сугробам. Не успеем. Не выйдет ничего. На загривке твоем не удержусь - шерсть слишком короткая. Да и шишки сложить некуда. Только если в зубах меня нести. Но я на это не согласна. Вдруг у тебя инстинкт сработает… или зубы на какой колдобине клацнут. Если гибнуть, так уж лучше в родной мышеловке.
Огляделся Кот по сторонам. И заприметил на кресле дедовом грелку. 
Стащил ее на пол лапой, попрыгал сверху, опробовал. А потом сделал из ремня петлю, да в дырочку на грелке ее протянул. И получились для Мыши Шуши санки-ледянки. Недаром его Феем звали.
Вытащил их за порог. В петлю как в хомут впрягся. Мышу сверху посадил, наказал держаться крепко-крепко и понеслись они по направлению к лесу. Кот по сугробам подскакивает. Следом за ним – грелка. А на грелке — Мыша, ни живая, ни мертвая от страха да от скорости.
Долго ли бежали, коротко ли, а добежали до странного дерева. Вроде бы и в иголках, но какие-то короткие. И от каждого дуновения ветерка осыпаются.
— Ёлка, ёлка, — пропищала Мыша, от нетерпения пританцовывая на грелке, — спаси меня. Подари свою шишечку. А то приключилась в нашей избушке беда. Разбил мой хвостик волшебную шишку. Проснутся баба с дедом, заметят пропажу и нанут слезы горькие лить. А уж как внуки их расплачутся… Боюсь, весь дом затопят. И меня мышеловками обложат. Да и Коту Фею достанется. Не дай погибнуть.
— Шишек-то я вам дам, не жалко мне их — прошуршало дерево опадающими иголками. Только не сильно они тебя, Мыша, выручат. Дело в том что я — всего лишь лиственница, вроде и с иголками, но роняю их на зиму. И рядом с настоящей ёлкой близко даже не стояла. Вам надо дальше в лес пробираться. Там, в самой чаще, растет ваша красавица.

Поблагодарили Кот и Мыша лиственницу за то, что дорогу указала, шишек на всякий случай с собой прихватили и побежали дальше. А бежать-то все труднее. И кроны у деревьев больше, и света под ними меньше, и сугробы такие намело, что Кот Фей их еле-еле перепрыгивает. И тут вдруг Мыши прямо на макушку шишка — бумс!  Да тяжелая такая. Мыша не растерялась, шишку быстренько прихватила, чтоб какой житель лесной не умыкнул. Но про хвост же шаловливый помнит, и про то, что нужно еще парочку взять про запас.
— Ёлка, а ёлка — попросила она, задрав мордочку к самым звездам, — брось мне еще хоть одну шишечку. А то у нас в доме такая беда, такая беда. Разбил мой непослушный хвост шишку волшебную. И нечем ее заменить. А завтра к бабе с дедом внучки приезжают. Начнут игрушки развешивать. Заметят пропажу. И тогда ни мне, ни Коту Фею не поздоровится!
— Да бери ты эти шишки, мне ж не жалко, — проскрипело дерево и метнуло в Мышу еще парочку,  уже мимо темечка. — Только знай, что я — не ёлка, а сестрица ее старшая, сосна. И мои шишки хоть и красивые, ни капельки на ее не похожи. Если вам непременно ёлочные нужны, тогда бегите в лес дальше. Там, за третьим поворотом, прямо рядом с медвежьей берлогой, с младшенькой сестренкой и встретитесь. Не шумите сильно, а то Косолапый таким гостям беспокойным рад не будет.


Обомлели со страху кот и мышь, но деваться некуда. Полночи бежали, пол-леса оббежали, куда теперь отступать, когда до победы лапой подать. Побороли свой страх и пошли тихо-тихо. Кот на мягких лапах неслышно по сугробам пробирается, обходя бурелом. Мыша на грелке-ледянке со страху трясется, шишки крепко-цепко держит и даже разочек пискнуть боится. Душа в пятки ушла, но делать нечего.
Времени, конечно, много потеряли, однако до лесной красавицы добрались. А она их уже сама дожидалась, потому что Филин ей успел о гостях незваных рассказать. Подарила шишек, и больших, и маленьких, в обратный путь снарядила и удачи пожелала. 


Как ни боязно было Фею с Мышой, как не тяжело лапкам их с непривычки, но вернулись они домой почти вовремя, почти без приключений. Снег с грелки смели, в избушку тихонько вошли, шишки на стол выложили. Посмотрели на них и поняли, что разбили-то хрустальную, золотую. А добыли обычные, деревянные. И ни капельки не волшебные. Расстроились, что всю ночь пробегали, но беду не смогли поправить. Всплакнули, да спать легли. Что ж уже поделаешь. Придется завтра Мыше ответ перед стариками держать, а Коту Фею придумывать, чем еще свою верность и нужность доказать.
Так и нашел их, спящих на лавке в обнимку, изрядно уставший Дед Мороз. Он к бабе с дедом заглянул почти к последним. Избушка-то далеко. От маршрута пришлось прилично отклониться.
Посмотрел, поохал, головой седой покачал. Ну что поделаешь с этими непутевыми. Надо помогать. Зря что ли по лесу всю ночь мотались, половину жителей лесных взбудоражили.
За смелость их да за дружбу крепкую, за то, что в беде они друг друга не бросили, взял посох свой ледяной, дотронулся до шишек и стали они самыми что ни на есть волшебными. На следующие сорок лет, пока пра-пра-пра-правнучка мышиная их снова не кокнет.
Тут и сказочке конец. А кто слушал — пусть встает и ёлочку свою наряжать идет. А то до праздника уже совсем немного осталось.


Ну а я, раз ёлку уже нарядила, и шишек насобирала, отправлюсь на второй этап конкурса Пусть будет сказка ,спонсорами которого выступают уже другое издательство Феникс http://www.phoenixrostov.ru/   , школа Учимся играя http://www.schoolearlystudy.ru/ и, конечно же, автор блога "Это интересно" Татьяна Пироженко http://www.tavika.ru/

В первом этапе я получила неоценимый опыт и, благодаря большому количеству просмотров, еще сильнее поверила в свои сказки. Поэтому для второго этапа вдохновения тоже хватило )

воскресенье, 13 декабря 2015 г.

Ёлка для звезды.

Детство мое прошло в деревне. И хоть деревня эта одной улицей упиралась в город, который, в итоге, ее и поглотил, бывали случаи, когда здравый смысл, технический прогресс и блага цивилизации меркли перед ожиданием чуда. Каждый год в декабре  мы с дедушкой брали санки, топорик и топали прямиком в лесничество, в которое почти упиралась вторая деревенская улица. С пристрастием допрашивали лесника, где можно взять сосну (с ёлками в нашем лесу было напряженно), приходили в разрешенное место и добывали себе два метра смолистого ароматного счастья.
С переездом в город и уходом детства ёлки стали появляться исключительно с ёлочных базаров. Но все они были какие-то... хлипкие и обреченные.
Вступив в пору юности я поняла, что деревьев на всех не напасешься. И завела себе искусственную ёлку. А для аромата шла в ближайший лесок (благо живу почти на конечной, до леса два шага), собирала сорванные ветром сосновые ветки и расставляла букетами в вазы. Но это было не то.
С появлением в нашей жизни дочки желание волшебства обострилось. Особенно в рождественские и новогодний вечера. В одно из таких обострений в соседнем дворе мы наткнулись на покалеченное деревце, которому какой-то вандал отрубил макушку.  Нам с дочкой стало ее очень-очень жалко. И чтоб хоть как-то утешить деревце, решили мы украсить ее остатками мишуры и простой гирляндой из колечек.
На мое удивление инициативу поддержали все мамы нашего двора. Каждый ребенок пришел со своей игрушкой. с которой ему было не жаль расставаться, и повесил на еловую лапку. Игрушки были страшненькие и сломанные. (Ну кто ж из детей добровольно хорошее вот так, даже елке, отдаст, когда все самому такое нужное). Но сама идея была хороша.
К следующему году ёлочка обзавелась ограждением, которое я пару месяцев выдуривала всеми правдами и неправдами в нашем домоуправлении. Подросла. И стала чуть-чуть бодрее. Ну а мы вместе с гирляндами придумали еще и фонарики из цветной бумаги и втулок от бумаги туалетной.
Дети во дворе тоже не отстали. И наша красавица стала вдруг такой праздничной, такой хорошенькой, что впору хороводы водить. Еще это оказалось и очень удобно. С совсем маленьким ребенком в новогоднюю ночь на далекую елку не пойдешь. А выйти во двор и поджечь пару бенгальских огоньков вполне можно себе позволить.
В этом году традиция не меняется. Мы снова будем украшать игольчатую подружку. Она, кстати, за три года заметно подросла. Обзавелась тремя верхушками вместо одной. И никто уже даже подумать не может, чтобы ее обидеть. Весь декабрь бабушки-активистки поглядывают в окна и гоняют подозрительных товарищей от дворовой знаменитости.
Я думала-думала, чем же мы можем ёлочку удивить, и придумала.
Распечатала на работе несколько картинок звезд самого разного размера.
Дома достала картонные коробки из-под каш, которые до сих пор можем вдвоем с дочкой при определенных добавках есть. А заодно и пакетики из фольги, в которую эти каши упакованы. (Кто-то скажет, что хлам, но мы-то знаем, что в детском творчестве хлама не бывает.)
Еще понадобился степлер, дырокол и любая разноцветная фольга, которая оказалась в доме. Пакетики из-под чая, фантики конфетные. Ну и конечно ножницы и Катя. Куда же без нашей феии-рукодельницы.
Звезды вырезаны по контуру. Перенесены на картон. Вырезаны из картона. А потом прорисованы и вырезаны из фольги.
На каждую звезду нужно три заготовки. Картонная - посередине. Чтобы придать игрушке ёлочной твердость. И две  из фольги - для праздничного настроения. Если украшать звезду чем-нибудь, то лучше сделать это до того, как все три детали скрепятся между собой. Так и прочнее, и получается красивее.



Когда заготовки соединены, в дело вступает скотч. Можно и еще чем-нибудь (степлером, иголкой с ниткой), но этот способ - самый удобный. Нарезаются клейкие квадратики и приклеиваются к лучам через край.
Потом на каком-нибудь луче дыроколом делается отверстие и  через него пропускается любая нитка. Желательно не очень короткую, чтобы вешать было удобно.
У нас за один подход получилось пять звезд. Первая была пробная. Две украсили помпонами из фольги. Прикрепили скобами. А еще две Катя раскрасила старым лаком для ногтей, пожертвованным мной за ненадобностью.
Не стоит откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. Поэтому во время прогулки мы пошли к нашей ёлочке и подарили ей все пять звезд. Поделившись ими со встреченными по пути девочками из нашего подъезда.
Дети были очень довольны. Даже хоровод поводили. Причем девочки старше Кати лет на пять.
И я была довольна. Игрушки смотрелись красочно и как-то по особому добро.
Надеюсь, что красавице нашей тоже было приятно.
Так что если у вас есть пара кусочков картона и какая-нибудь фольга (да просто разноцветной бумаги будет достаточно), вы тоже в своем или соседнем дворе можете сделать первый шаг к самому яркому празднику детства.


А у нас в планах еще белочек и зайчиков к следующим выходным наделать )
Ну и участие в конкурсе Новогодние поделки своими руками в блог Развивашка. Спонсор конкурса - издательство "Альпина Паблишер".

novogodnie_podelki_konkurs_banerПотому что там я увидела много новых идей, замечательные поделки и бездну тепла, которую дарят своим детям любящие, творческие и просто неравнодушные родители.